Бизнес

Яндекс.Метрика

IV Международная Пагуошская конференция (1997)

В последние годы специалисты РФЯЦ - ВНИИТФ приняли участие в нескольких встречах в рамках Пагуошского движения. С 11 по 13 сентября 1997 г. в Снежинске состоялась IV Международная Пагуошская конференция "Состояние и перспективы ядерных комплексов США и России".

В работе конференции приняли участие ученые из России, США, Великобритании, ФРГ, Японии, Франции, Италии, Швеции, Швейцарии и Китая. Снежинск посетили Франческо Калоджеро (Италия), генеральный секретарь Пагуошского комитета; Джозеф Ротблат (Великобритания), президент Пагуошского комитета; Джордж Ратженс (США), генеральный секретарь Пагуошских конференций.

К участникам и организаторам конференции с приветствием обратился Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин:

"Сердечно приветствую участников Всемирного Пагуошского конгресса.

Россия как великая держава осознает свою особую ответственность за построение безопасного и стабильного мира. В последние годы наша страна предприняла немало усилий для реального уменьшения опасности ядерной войны, укрепления режима нераспространения ядерного оружия, сокращения стратегического и тактического ядерных арсеналов, запрещения ядерных испытаний.

Глубоко убежден, что окончание "холодной войны" открывает уникальную возможность для более энергичных усилий в целях построения мира без войн и насилия, окончательного преодоления синдрома блокового противостояния, формирования справедливого, устойчивого и равноправного миропорядка. Интеллектуальный потенциал деятелей науки разных стран, в том числе и российских ученых здесь незаменим.

Желаю плодотворной работы юбилейному Пагуошскому конгрессу. Надеюсь, что коллективный разум ученых поможет человечеству преодолеть новые вызовы и угрозы и войти в XXI век с уверенностью в будущее."

Пагуошские международные встречи ученых, выступающих за мир, разоружение и международную безопасность, за предотвращение мировой термоядерной войны и научное сотрудничество, стали доброй традицией.

Известно, что с инициативой созыва этих встреч выступила группа ученых (А. Эйнштейн, Ф. Жолио-Кюри, Б. Рассел), которые в 1955 г. обратились с призывом к ученым всего мира поднять свой голос против использования атомной энергии в военных целях. Первая конференция, прошедшая в 1957 г. при активной поддержке общественного деятеля и промышленника США Сайруса Итона на его родине в Пагуоше (Канада), избрала постоянный Пагуошский комитет с местоприбыванием в Лондоне. Последующие конференции проводились 1-2 раза в год во многих странах мира. В 1975 г. вместо Комитета был создан Пагуошский совет в составе 25 членов, в том числе 3 - от СССР.

Пагуошский совет вырабатывает программы деятельности, определяет основные направления работы, устанавливает круг участников конференций, поддерживает контакты с национальными группами, с ЮНЕСКО и другими организациями, издает бюллетень "Пагуошские новости".

Участие в движении крупных ученых заставляет прислушиваться к их мнению правительства, международные организации. В ряде случаев предлагаемые Пагуошским движением меры по ограничению вооружений находили впоследствии отражение в официальных международных договоренностях.

 

 

IV Пагуошская конференция, 12 сентября 1997 г.

В 1997 г. Пагуошская конференция впервые собралась в закрытом городе. Это несомненно результат огромных изменений в мире. Мэр Снежинска А.В. Опланчук в своем приветственном обращении к участникам конференции передал теплые слова поддержки от имени губернатора Челябинской области П.И. Сумина и в частности сказал: "Мы гордимся, что именно на нашей Российской земле, в Снежинске проходит очередной семинар ученых, выступающих за мир, разоружение, международную безопасность и научное сотрудничество".

Конференция проходила 2 дня, обсуждались следующие вопросы:

  • "Ядерные города" России: на перекрестке политических, экономических, научных и социальных факторов.
  • Международное сотрудничество между лабораториями: достижения, планы, ожидания.
  • Технологические аспекты разоружения (ядерного, химического, в сфере обычных вооружений).

Во вступительном слове Б.В. Литвинов высказал свою обеспокоенность двумя обстоятельствами: "Первое: современные средства массовой информации готовят подрастающее поколение в духе привыкания к убийству и насилию. Этому поколению со временем решать вопрос, как обращаться с ядерным оружием. Если оно вырастет в духе допустимости убийств и насилия, то человечество в XXI веке придет к угрозе собственного уничтожения. Поэтому, по-моему, надо приравнять пропаганду наси лия и убийств средствами массовой информации к оружию массового уничтожения, к нервно-паралитическим газам.

Второе: подземный ядерный взрыв - это такая мощь и ее бы направить на решение мирных проблем. Но говоря об уничтожении ЯО, не выплеснем ли мы с этим и возможность использования ядерной энергии в мирных целях? Например, рассматривается сжигание в ядерных взрывах чистого дейтерия, что другим способом нигде еще не достигнуто. По оценкам, этим способом возможно решить проблему энергетики. Хотя это и спорно, но время покажет."

По поставленным проблемам выступили с докладами А. Шапер (ФРГ), Ф. Калоджеро (Италия), Б.К. Водолага (Россия, ВНИИТФ), Л.М. Тимонин (Россия, ВНИИЭФ), Ли Бин (Китай), Г.С. Цыганков (Россия, ВНИИТФ), Б.В. Барканов (Россия, ВНИИЭФ), А.В. Смирнов (Россия, ВНИИТФ), Н.Ф. Рубаненко (Россия, ВНИИТФ), Д. Хандлер (США). Доклады вызвали всеобщую порой острую дискуссию. В завершение дискуссии Джордж Ратженс подчеркнул связь между сокращением ядерных вооружений и возможностью достижения мира без ядерного оружия с конкретным упором на роль оружейных лабораторий и потребности в технически квалифицированных ученых и инженерах. Он выделил три ситуации с довольно различными последствиями, касающимися военных, промышленных и научных требований:

  • "мир, каким мы его видим сейчас, по крайней мере США и Россия, где у нас количество боеголовок значительно превышает потребности обороны. Целью должна быть безопасная разборка - действия, направленные на эту цель будут казаться благими, но затем, как покажется, будут улучшать военные способности и окажут нежелательное влияние на сами действия;
  • мир, который может прийти к нестабильности при сохранившихся ядерных силах, эти силы могут казаться пригодными для политической эксплуатации и упор будет на противодействие такому событию - насколько мы понимаем мир, не будет нужды в технических инновациях, будут нужны перемены в политической среде;
  • потенциал развязывания больше является угрозой, по крайней мере для США и России, не с точки зрения конструкций боеприпасов, а с точки зрения промышленного потенциала".