Бизнес

Яндекс.Метрика

А. Лебедев: «Такого еще нигде не было»

Источник: Газета «Страна Росатом»

Первый блок АЭС «Куданкулам» сдан заказчику, второй вот-вот введут в строй. Вице-президент по проектам в Южной Азии группы компаний ASE Андрей Лебедев вспоминает, как строилась станция, насколько строгим оказался индийский регулятор, дает прогноз развития сотрудничества России и Индии в атомной сфере и делится впечатлениями о стране.

— Что вы почувствовали, когда был сдан первый блок АЭС «Куданкулам» Индии?

— Радость и гордость. Это поймет тот, кто пускал блоки. 10 лет упорного труда позади, и вот он – результат. Результат не просто технический, а очень по-человечески эмоциональный, в обычаях Востока.  

— Передача блока проходила торжественно?

— Это было публичное мероприятие в формате телевизионного моста. В нем участвовал президент России Владимир Путин, премьер-министр Индии Нарендра Моди, главный министр штата Тамил-Наду и руководители «Атомстройэкспорта» и NPCIL, представлявшие площадку АЭС «Куданкулам». Премьер-министр Индии выразил глубокую признательность России за реализацию проекта. Было отмечено, что впервые на индийской земле сооружен самый современный энергоблок, и это энергоблок именно российского дизайна с реактором максимальной мощности среди работающих в Индии. Чувствовалось, что выступление Нарендры Моди по-человечески искренне — он говорил от души. Высоко оценена работа «Атомстройэкспорта» и индийских атомщиков. Отдельные слова благодарности прозвучали в адрес президента России.

В административном корпусе станции установили большие мониторы, по которым велась прямая трансляция. Тамильский язык мне не понятен, но выражения лиц людей, наблюдавших за происходящим, говорили о неприкрытой радости.

— Когда второй блок подключат к сети?

— Есть все технические предпосылки, чтобы в конце августа включить второй энергоблок в сеть. Жду этого события и обязательно планирую быть на площадке в это время.

— Насколько строг регулятор Индии?

— Индийский институт регуляции вызывает безусловное уважение. В нем работают профессионалы. Ни одной мелочи, касающейся безопасности, не упущено. Скажу откровенно: было очень непросто получать разрешения на сборку реактора, подъем мощности, эксплуатацию энергоблока. По глубине вопросов я четко понимаю, что регулятор в Индии – это очень ответственная инстанция, которая глубоко и эффективно регулирует вопросы безопасности, в том числе нашей станции.

— Говорят, что заказчик предъявлял много требований к проекту АЭС «Куданкулам». Правда ли это?

— Да, это так. Безусловно, блок получился надежным и безопасным, со значительным резервированием ответственного оборудования. По требованию индийского заказчика и впервые в практике атомной энергетики в проекте наряду с активными системами безопасности реализованы пассивные. Такого еще не было ни на одной из станций, построенных по российскому проекту. Были ловушки расплава, но систем безопасности пассивного действия до индийского блока не было реализовано нигде. Это системы, которые работают на природных законах и никоим образом не зависят от действия человека или энергетического источника.

На блоке предусмотрены разветвленные системы диагностики. Если провести аналогию с человеком, это профилактика заболевания, а не лечение. Мы по определенным системам диагностики видим отклонение от нормы и сразу реагируем, не дожидаясь события. Это и есть преимущество современных блоков. Индийский блок в этом плане совершенен.

— Третий блок Запорожской АЭС был построен за 48 месяцев. На сооружение первого блока АЭС «Куданкулам» потребовалось десятилетие. Почему?

— Мне посчастливилось 20 лет отработать на Запорожской АЭС, на всех шести энергоблоках. Это станция, отдельные блоки которой строились и вводились в рекордные сроки. Опыт поточного строительства на российских стройках мы используем и сегодня. Но, к сожалению, к подобного рода технологии сооружения сегодня Индия не готова. При возможном рядном расположении шести энергоблоков заказчик диктует условие строить три отдельные двухблочные станции, предполагая при этом значительные временные интервалы в сооружении. Не готова оказалась индийская промышленность и к технологии укрупнения сборочных конструкций на ближайших от блока площадках. Это все значительно снижает темпы сооружения многоблочной АЭС. Поэтому сверхбыстрых сроков сооружения блоков на нашей первой площадке в Индии ожидать не приходится. На второй площадке мы попытаемся перейти на поточный метод сооружения, что значительно сократит сроки строительства.

Фактор того, что блоки подобной мощности и подобного дизайна в Индии сооружались впервые, тоже оказал влияние на сроки сооружения станции. Необходимость обучения новым технологиям и приемам строительства, монтажа и ввода в эксплуатацию нового для индийских атомщиков оборудования требовала дополнительных затрат времени.  

Немало трудностей возникло и при сооружении масштабного по строительной части гидрокомплекса для забора морской воды для охлаждения АЭС. У моря отвоевана значительная территория, которая при строительстве использовалась в виде сухого дока для сооружения дюкерных подземных водоводов и наплавных кессонов. Сооружения гидрокомплекса АЭС несколько напоминают береговую линию защиты Питера с огромными шлюзами и системами управления.

Про лангустов, селедку и черный хлеб

— Как относятся к атомной энергетике индусы?

— В Индии народ очень общительный и доверчивый, ближе к природе. Были отдельные опасения у прибрежного населения о том, что с сооружением АЭС начнутся проблемы с океанической флорой и фауной – рыба уйдет. Конечно, те, кто живет рыболовством, среагировали против АЭС. Волнение со временем стихло. Многие изменили мнение об атомной энергетике, когда станция заработала. По всем законам физики бурлящие потоки поднимают биомассу со дна, и рыба не уходит, а наоборот, приходит в это место. Иногда рыба попадает в водозаборное устройство станции. Но мощный компрессор потоком воздуха заставляет рыбу подниматься наверх. А вверху создается быстрое течение и водоструйными насосами через проемы рыбу выносит обратно в океан. Кстати, в Тамил-Наду потрясающие морепродукты. Я люблю креветки и лангусты. А вот наши специалисты в Индии всегда просят привезти из России селедку и черный хлеб.  

— Сколько времени проводите в командировках в Индии?

— Месяца три в год. На вопрос «Куда поехал?» всегда говорю на русский манер – «на Мумбайщину». За все время поменял пять паспортов: некуда было визовые печати ставить – все 46 страниц были заняты.

— Нормально переносите жару, акклиматизировались?

— В Мумбаи цивилизованные условия для жизни. Гостиницы, автомобиль, офисы оснащены кондиционерами. Сейчас сезон дождей, поэтому комфортно. Влажность чуть высоковата, но температура +27. Комфортно в любой одежде, включая официально принятый переговорный вариант - костюм.

— Что больше всего вас поражает в Индии?

— Например, уровень медицины. Пришлось несколько раз с этим вплотную столкнуться, занимаясь здоровьем наших специалистов. При полном аскетизме в их больницах уровень хирургии вызывает уважение. К примеру, замена тазобедренного сустава или шунтирование аорты – это поточные операции. Не хочу говорить, что у нас медицина хуже, тем не менее, когда наши медики узнавали, в какой стране находится человек и ему нужна подобная помощь, то они наставали, что делать это надо в Индии. Менее затратно при гарантированном качестве. Этим Индия тоже может гордиться.