Бизнес

Яндекс.Метрика

Первый заместитель директора ФГУП РФЯЦ-ВНИИЭФ – директор ИТМФ Вячеслав Соловьёв рассказал о том, как Россия будет заниматься развитием собственной элементной базы

 

 

 

 «Российское атомное сообщество»

15 лет назад, 1 ноября 1999 года, на основе теоретических и математического отделений ВНИИЭФ был создан Институт теоретической и математической физики. 10 лет ИТМФ возглавлял Василий Петрович Незнамов. С 2009 года институтом руководит первый заместитель директора РФЯЦ-ВНИИЭФ Вячеслав Петрович Соловьев.

- Вячеслав Петрович, вы возглавляете ИТМФ последние пять лет. Какие наиболее значимые работы вы можете выделить?

- По-прежнему основной задачей института является проведение расчетно-теоретических работ в области модернизации и обоснования безопасности, надежности, и эффективности ядерного оружия. С 2009 года интенсивно развиваются суперкомпьютерные технологии в интересах гражданских отраслей промышленности. С приходом на должность директора ВНИИЭФ Валентина Ефимовича Костюкова в 2008 году мы эти работы начали активно продвигать, и к 2009 году нами был сформулирован технический проект развития суперкомпьютерных технологий. В этом же году в Сарове на заседании комиссии по модернизации экономики под председательством президента Д.А. Медведева проект был представлен, он получил одобрение, и с 2010 года началось его финансирование. Основными целями явилось создание терафлопсных компактных машин, машин высокой производительности и разработка отечественного программного продукта для инженерных задач предприятий высокотехнологичных отраслей промышленности. В итоге было выпущено около 50 компактных машин, которые вместе с программным обеспечением, разработанным нашими специалистами, были поставлены на предприятия Росэнергоатома, авиационной промышленности, автомобилестроения и ракетно-космической отрасли. Наши сотрудники обучили персонал работе на ЭВМ и эксплуатации программных продуктов. В результате общая производительность вычислительных мощностей предприятий выросла на 30-35%. Кроме этого, были организованы каналы доступа к ресурсам нашего вычислительного центра и создана машина производительностью 300 Тфлопс, на которой специалисты этих предприятий получили возможность решать более масштабные задачи.

- С каким предприятиями у вас сложились наиболее плодотворные отношения?

- В первую очередь, с нашими ближайшими коллегами из атомно-энергетического комплекса - Атомэнергопроект из Санкт-Петербурга, Научно-исследовательский технологический институт им. А.П.Александрова (Сосновый Бор), ОКБ «Гидропресс», ОКБМ Африкантов. Очень тесно и эффективно мы сотрудничаем с ОКБ Сухого. Это одно из ключевых предприятий, которое активно использует нашу технику, программные продукты и возможность работы с вычислительными мощностями ИТМФ. Недавно руководство ОКБ заявило о том, что с 2015 года основной класс задач аэродинамики будет решаться с использование именно наших программных продуктов.

Очень хорошее и эффективное взаимодействие сложилось с предприятиями Роскосмоса – ЦСКБ «Прогресс» (Самара), КБ химавтоматики (Воронеж), Научно-испытательным центром ракетно-космической промышленности (Московская область) и рядом других. Довольно активно мы взаимодействовали с КАМАЗом, руководство и специалисты предприятия остались очень довольны результатами.

- Расширяете ли вы круг партнеров?

- Да. У нас есть ряд проектов с РЖД, направленных на внедрение суперкомпьютерных технологий. Активно начинаем работать с Министерством обороны – есть предложения по созданию программно-аппаратных комплексов для имитационных задач.

- Тема импортозамещения в последнее время очень актуальна. И вы попали, что называется, в струю – программное обеспечение полностью отечественное...

- Совершенно верно. Все разработки по основной тематике ВНИИЭФ всегда вел с применением только отечественных программ. У нас квалифицированные специалисты, определенные традиции и большой опыт разработки собственных программных продуктов. То есть мы можем успешно конкурировать с зарубежными компаниями. А вот с элементной базой посложнее. К сожалению, отставание заметное, но на рынке сегодня присутствуют не только американские или европейские предприятия, но и бурно развивающиеся китайские. Поэтому рынок достаточно насыщен предложениями. Это первое.

Второе. Думаю, Россия все-таки будет активно заниматься развитием собственной элементной базы, и такие обсуждения и намерения есть, в том числе и у руководителей государства. Поэтому в этом направлении Россия тоже будет двигаться.

- Не увеличилось ли количество запросов на поставку нашей техники и программного обеспечения в связи с экономическими санкциями?

- Я бы не сказал, что произошло резкое увеличение. Определенный интерес и движение есть, в том числе активно обсуждается вопрос дополнительных инвестиций в эту деятельность. Так что вектор развития есть, и, надеюсь, он будет стимулироваться.

- Давайте перейдем к «молодежной» теме. Сотрудники ИТМФ – семья Низамовых и Никита Баринов - вошли в состав элитарного клуба «Что? Где? Когда?», они успешно играли в составе команды Росатома, их показывали по Первому каналу. Как вы к этому относитесь?

- Очень хорошо, когда наши специалисты проявляют свой интеллект и эрудицию. Это приятно и руководству, ведь это дополнительный стимул для молодежи, демонстрация того, какие специалисты у нас работают. К тому же это и реклама нашего Института. Я к этому отношусь нормально, так же, как и к другим увлечениям наших сотрудников. У нас есть и спортсмены, и творческие люди. У человека кроме работы должно быть хобби. Но конечно, когда это начинает мешать основной работе, мое отношение будет другим.

- Много ли выпускников ведущих вузов работают в ИТМФ?

- Математическое отделение формировалось из лучших выпускников лучших вузов страны. Первые годы его возглавлял академик Николай Николаевич Боголюбов, потом Иван Денисович Софронов, который очень много сделал для формирования математической школы. В перестроечные годы притока кадров из ведущих вузов практически не было. Но ситуация постепенно исправляется, и этому несколько причин. Мы стали более конкурентоспособными – выросла зарплата, появились дополнительные возможности по улучшению жилищных условий. Кроме того, были организованы кафедры в Московском и Нижегородском университетах. Сейчас мы активно работаем с Казанским, Томским, Санкт-Петербургским университетами. За счет этого мы получаем приток специалистов из этих вузов. А вот выпускников из МИФИ недостаточно, хотя этот институт создавался именно с целью наполнения кадрами ядерно-оружейного комплекса и предприятий Росатома. Но мы стараемся решать кадровую проблему за счет повышения качества образования тех ребят, которых готовит СарФТИ. У нас довольно много выпускников этого вуза, успешно работающих и имеющих прекрасные научные результаты.

- Как вы считаете, действительно ли московские вузы держат планку хорошего образования или к ним уже приближаются периферийные?

- Конечно, московские вузы в постперестроечное время несколько потеряли качество образования, и оно продолжает снижаться. Тут две причины. Первая – это то, мягко говоря, неправильное отношение к науке и инженерно-техническому образованию, которое сложилось в последние двадцать лет. Второе – отток профессорско-преподавательских кадров и лучших выпускников, и не столько за границу, сколько в сферы, где предлагают более высокие зарплаты. Я несколько лет ездил на физфак МГУ на встречи выпускников с работодателями. Во-первых, нам вместе с коллегами из ВНИИТФ давали слово чуть ли не последним (вначале выступали представители коммерческих структур – Samsung Electronics, Procter & Gamble, Высшая школа экономики). Я спрашивал представителей ВШЭ, почему вы не ищете выпускников на экономическом факультете? Мне отвечали, что нам нужны хорошие мозги. Во-вторых, и это самое главное, мы были неконкурентоспособны по зарплате. Сегодня ситуация с зарплатой у нас изменилась в лучшую сторону, но остались проблемы - ограничения по выезду за границу (а для части молодежи это является значимым фактом) и высокая стоимость жилья в городе. Плюс низкий досуговый уровень – нет эффекта большого города с его развлекательными возможностями.

- Тем не менее, 15 лет прошли успешно. Каковы перспективы ИТМФ?

- Планы у нас очень напряженные. В этом году мы получили довольно значимые объемы по гражданской продукции – больше миллиарда рублей дополнительного финансирования. У нас снова выросла зарплата (прошлый год, когда закончился президентский проект, был менее удачным). Сегодня, наряду с обеспечением работ по основной тематике, появился довольно большой спектр задач, связанный с работами в интересах предприятий высокотехнологичных отраслей промышленности. Мы продолжаем совершенствовать и создавать суперкомпьютеры, программные продукты. Задач очень много, и на ближайшие годы наш портфель заказов переполнен. Дай Бог его выполнить. Мы надеемся на приход молодежи, а ее у нас много – 36-37% составляют работники до 35 лет. Будем сохранять это соотношение. Хочу сказать, что молодежь в рамках работ по гражданским проектам проявила себя очень достойно. На крупных задачах, как правило, есть возможность талантливым ребятам проявить себя и вырасти и в профессиональном, и в карьерном плане.

- Кстати, как в ИТМФ обстоят дела с карьерными лифтами?

- У нас довольно много молодых руководителей, которые возглавляют лаборатории, отделы в теоретическом и математическом отделениях. Сформирована и поддерживается группа резерва. Порядка двадцати человек вошли в золотой резерв Росатома, они проходят постоянные тренинги и обучения. Несколько наших ребят выросли до руководителей уровня заместителя директора ИТМФ, заместителей начальника отделения. Так что возможности и для карьеры, и для профессионального роста у нас есть. Много молодежи защищает кандидатские диссертации. Мы это всячески приветствуем и поддерживаем.

- Что вы хотели бы пожелать своему коллективу?

- Оптимизма, творческой энергии, новых интересных задач и поменьше бытовых проблем.